Warning: count(): Parameter must be an array or an object that implements Countable in /var/www/pustozersk-nao.ru/data/www/pustozersk-nao.ru/libraries/cms/application/cms.php on line 464
Моя жизнь ( Записано от слепой сказочницы К. И. Коткиной, с. Виска)

Записано от слепой сказочницы К. И. Коткиной, 49 лет, с. Виска, 1938 г.

 

Вот что, сухотник: хотела бы я имя Сталина прославить. Пиши. Прежде жадность была у богачей. Об нас, об нищете—бедноте не думали. А таких, как я, увечных-нечеловечных, кто в великом нездоровье, не в людском-то да поведенье,— и вовсе за людей не считали. Богачи и не думали о нас тужить, что мы голодны сидим. Пошла просить — с крыльца бы столкнули. Пусть тогда я и здорова была,— да никто обо мне и не думал. А если бы так я села в ту пору, как теперь сижу, дак кто бы меня кормил? А нынче инвалидов на пенсию всех посадили. Раньше этого не было? Не было.

Плохо я жила раньше.

Вот я сидела бедна, несчастна

Бессчастна, бедна, злосчастна

Я сидела да думу думала,

Свои мысли я раскладывала.

Всяковато я жила:

На промысле мне доставалось

Тяжельш-то тяжелехонько.

Не одной мне доставалося,

Не одной мне, а всем женщинам,

Были руки до мозолей смозолены,

Были ноги сбиты до крови.

Нонешно-то время все устроено,

Все устроено да налажено.

Легота одна направлена,

Поедут нынче — не гребут,

Руки - ноги — не смозолят.

Сам видел, сухотник, какая нынче легота женщинам! Вчера сели в лодки и запели песенки. Подошел моторчик и повез. Не надо мучиться лодками да ветками. Лодка с кладью идет, а сами на моторе сидят. Не бьют веслами с прискоком. Не то, что прежде.

Да и мое горе возьми. Я сколько ни размыслю про великое свое нездоровье, а только горюшком ничего не сделаешь. И кладу в голову мысли, что теперь обо мне забота есть. Я нашла людей добрых, добрых да ученых, умных да разумных. Они стоят обо мне, несчастной, взяли меня на пенсию, поят, кормят.

Эти добрые люди—советская власть. Успокоила она меня, не болит моя буйная головушка, успокоила мое ретиво сердце!

И в том благодарю всю советскую власть, славлю имя Ленина, имя Сталина Иосифа Виссарионовича. От него это все идет. Кабы не заботился, да не распорядился, быват никто бы обо мне не скомнул и не вздохнул.

Нынче что: кушаю и пью сахарный кус, обута буду, одета и сыта. Я уж довольна советской властью, много довольна.

Приезжает сегодня из другой деревни — от Коткина—предсе­датель колхоза Гаврил Якимович, ругается:

— Чего,— говорит,— к нам в гости не едешь? Ты бы приехала, у нас пожила. У меня кони за вся ходили—тебя бы уж привезли, кабы твое желание.

— Давай, поедем,— приглашает меня,— там у нас погостишь в колхозе, каждый рад будет. У одного бы погостила да у дру­гого погостила — поили бы, кормили, ни копеечки не взяли бы.

И верно. В тридцать пятом году была я в Коткине — всю зиму прогостила. Только заезжаю — берут меня на руки, далеко меня проводят, высоко меня садят. Каждый в деревне — как свой, по­читают меня и уважают, каждый просит и зовет. Еще не иду, дак и судачат. Всю-то зимушку жила, дак всех я выходила. Весной мотор на путину поехал, дак едва спустили меня оттуда.

Али вот возьми. Меня и за мои сказки любят. В наш детдом меня водили сказки рассказывать. И я им три долгих сказки рас­сказала. В други дни ребята озорны, а тут присмирели, слушают да и еще просят:

—  Бабушка, расскажи...

Вот моя и жизнь теперешна. Живу хорошо. Вот нынче-то мы и довольны.

 

Вам понравился материал? Есть возможность поделиться ссылкой в сетях.
   
© ГБУК "Историко-культурный и ландшафтный музей- заповедник "Пустозерск