Нахождение в Пустозерске на протяжении XVII-XVIII вв. уездного центра, общение местных с жителями других районов на ярмарках в Архангельске и Пинеге способствовало обмену как материальными, так и духовными ценностями. Заезжие моряки (русские и зарубежные, приходившие в устье Печоры за лесом и другими товарами) оставляли здесь рассказы о далеких странах; рабочие, приезжавшие для работы на лесопильных заводах в конце XIX- начале XX веков, привозили сказки и песни из других губерний. Получаемые извне впечатления накладывались на основной слой местной русской культуры.

В годы Советской власти Нижнепечорье вошло в состав вновь образованного в 1929 году Ненецкого национального (с 1979 - автономного) округа и его развитие также шло гораздо более динамично, чем соседнего Усть-Цилемского района, вошедшего административно в состав Республики Коми.

Именно эти факторы, вместе со схожестью основных песенных жанров двух районов, стали определяющими для складывания определенных различий в составе песенного репертуара средней и нижней Печоры.

Исследователи отмечают, что в Нижнепечорье наряду с песенными жанрами, характерными для средней Печоры - обрядовые и лирической песни, также бытуют игровые, святочные  исторические песни. Здесь был распространен жанр свадебных песен, полностью отсутствовавший на средней Печоре. Тогда как практически не встречались величальные "припевки", широко бытовавшие в районе Усть-Цильмы.

Названия песенных жанров тоже разнятся с устьцилемскими. Да и бытовала фольклорная песенная традиция здесь по-иному: некоторые песни исполнялись в Нижнепечорье в другие календарные сроки.

В сознании печорских стариков в 1950-е годы четко проводилась разница между "нашими" и "цилемскими" песнями, также как и усть-цилемы отчестливо отличали "свои" песни от песен "горожан", как издавна называли на средней Печоре жителей низовьев реки, где находился "Городок" (старое название Пустозерска).

Лирические песни относились жителями к "ранешним" (т.е. старинным) и "сидячим", т.е. исполняемым за столом, за работой, в отличие от "ходячих", которые пелись при пляске и других подвижных формах праздничного веселья (при хождении парами по избе, вдоль улицы и т.п.). Из старинных, записанных только в нижнепечорских деревнях песен, особо ценны "Как во дАлече, далЕче" и "Горы Воробьевские".

"Ходячие" песни исполнялись обычно на свадьбах, на праздниках, на святочных вечеринках. Они не разыгрывались ; под них молодежь прогулочным шагом расхаживала по избе. "Ходячие" делились на "двойные" и "четверные", сходные между собой и однотипные по сюжетам, образам и напевам. Разница заключалась лишь в том, что в первом случае ходит взад-вперед только одна пара, на которую глядят присутствующие, рассевшиеся по стенкам, а во втором - две пары: одна вдоль избы, другая поперек, причем получается непрерывное перекрестное движение. По содержанию обе разновидности "ходячих" связаны обычно с любовной тематикой, с образами гулянья и веселья. Особо популярными "ходячими" являлись песни с образами местного края, с упоминаниями об оленях, утках, синем море, санях и т.п.

Интересно отметить, что в качестве "ходячей", между прочим, использовалась песня "У нас на море погода" - своеобразный вариант песни "Вниз по матушке по Волге" с местными образами, заменой Волги морем и совершенно иным, чем обычно, мотивом.

Песни "плясошные" принадлежат к типу недлинных приплясок с любовными сюжетами: они пелись "напроход", т.е. непрерывно одна за другой, пока не кончится пляска. Некоторые из них ("Солетались голубки"), отличаются особо искусной ритмической и фонетической стиховой инструментовкой.

Песни игровые носят в низовьях реки наименование "игромых". Те, которые соответствуют "горочным" песням средней Печоры, называются "луговыми", поскольку обычное северное название берега - "гора" здесь не употребляется. (берега нижней Печоры очень низкие и плоские). "Луговые" песни пелись весной после вскрытия Печоры; больших съезжих праздников, как в соседнем Усть-Цилемском районе, здесь в рядовых деревнях не было. "Усть-цилемы - домоседы, дома на травах сидят, - говорят нижнепечорцы, - а мы всю жизнь на ветру, на воде, нам посидки устраивать да на гулянья сходится некогда". Вместе с тем и основной промысел пустозеров - рыболовство - не давал возможности одной части населения надолго отлучаться от дома, а другую удерживал вдалеке от родных деревень, на путине. Таким образом, "луговые" песни исполнялись обычно всюду только в тесном кругу местной молодежи.

Среди луговых песен были сюжетные, которые разыгрывались в виде театрализованных сценок в хороводах, и лирические без разыгрывания, исполнявшиеся при медленных хождениях цепями, кругами и при других видах прогулочного движения.

В репертуар святочных величальных песен на Печоре входят колядки и "виноградия". Время колядования на нижней Печоре не растягивалось на две недеи, как дв других районах, а ограничивалось одним днем - 25 декабря; очевидно одного дня было достаточно, чтобы обойти  свою небольшую деревню, а деревень - соседок, расположенных за 2-3 км (как вокруг Усть-Цильмы), не было. Самый текст колядки, с которой ходили колядовщики, отличался от устьцилемского: на нижней Печоре отпускался зачин ("Коляда, коляда, отворяй ворота), отсутствовали образы среднепечорского хозяйства; зато здесь говорилось о церковном книжном чтении и пении, которые отсутствовали в колядке староверов - среднепечорцев, и о более разнообразных формах наград для колядовщиков (золотых деньгах, вине, пиве, калачах, сыре), чего также не было в колядке патриархальных устьцилемов.

"Виноградия" на нижней Печоре пелись также одновременно с колядкой в течение только одного дня.

Среди величальных свадебных, связанных с определенными моментами нижнепечорского свадебного обряда, имеются: 1) песни, исполняемые в честь невесты (на предсвадебной неделе, на девишнике, перед венцом); 2) песни в честь жениха; 3) песни, исполянемые на пиру в честь свахи, тысяцкого и гостей. Некоторые из этих псен широко известны в старом свадебном обряде различных губерний ("Что же, что же, сине море", Много, много у сыра дуба); некоторые ("Что на горочке деревцо", "Не золото с золотом свивалося", "есть под яблонью кровать") близки по тексту к свадебным песням Пинеги и Мезени, с которыми нижняя Печоры издавна торговала и встречалась на ежегодных больших ярмарках.

Величальных посидочных "припевок" на нижней Печоре не встречалось вовсе, так как не было обычая проводить "посидки,  некоторые среднепечорские "припевки" известны на нижней Печоре в качестве лирических частых, под которые пляшут на свадьбах, так что в общем сфера их бытования примерно та же, что и на средней Печоре

Среди исторических песен нижней Печоры встречаются и старые, эпического склада - песни  походах Разина, о "сынке" Разина, о князе Долгоруком, и более новые типы солдатских походных ("Ночи темны, тучи грозны", "Вдаль по линии Кавказа" и т.п.

В частушках нижней Печоры в противоположность частушкам Усть-Цильмы заметнее отражена современная тематика, но вместе с тем живее отражен характерный колорит местного края. В частушках много раз и по разны поводам вспоминается Печора, ее разливы, рыбные богатства, путина, море с его штормами, порт возле океана. Встречаются названия местных деревень - Оксино, Осколково, Андег; любовная лирика пестрит образами пенистого моря, рыбачьих сетей, убегающих вдаль катеров, северной ягоды морошки и другими зарисовками заполярного быта и хозяйства. Количественно на нижней Печоре частушек значительно больше, чем в Усть-Цилемском районе.

Сказка на Печоре

Из прозаических жанров наиболее популярна на Печоре сказка. Большинство сказителей былин, как отмечал Н.Е.Ончуков, являются хорошими знатоками сказок. Для исполнителей и слушателей былина и сказка были самыми любимыми произведениями, часто звучащими во время праздника за столом или в обычной будничной обстановке — во время перерыва в работе артельщиков в море, на реке или в лесу.

Исторические предания

В исторических преданиях нашли свое отражение эпизоды преследования и гонений старообрядцев, уничтожения скитов «раскольников», физической расправы над приверженцами старой веры. Особенно интересны топонимические предания, бытующие буквально в каждом старинном населенном пункте. В них рассказывается о происхождении названия сел и деревень, о первых поселенцах и их деяниях.

Былички

Многочисленны и разнообразны былички о черте, домовом, водяных, леших, оживших мертвецах. А вот заговоры, которые тоже, несомненно, распространены, ни одной экспедицией почти не зафиксированы. Еще живут в печорских деревнях малые нелирические жанры, украшающие речь исполнителя: пословицы и поговорки, прибаутки и присказки, присловья, загадки. Не забыты колыбельные песни («байки»). В детской среде повсеместно записываются считалки и дразнилки.

Некогда вместе с былинами названные жанры составляли единую местную фольклорную традицию,  которая практически полностью на территории исчезла к концу XX столетия.

Вам понравился материал? Есть возможность поделиться ссылкой в сетях.
   
© ГБУК "Историко-культурный и ландшафтный музей- заповедник "Пустозерск