В самом начале нынешнего века на Печоре работала специальная экспедиция, которая знакомилась подробно с условиями жизни и быта здешнего населения. Результаты ее «Подворно-экономического исследования селений Печорского уезда» были опубликованы в книге «Печорский край», изданной в Санкт-Петербурге в 1904 году. Выписка из этого исследования по Нижне-Печорью имеется в нашем окружном краеведческом музее. Она содержит интереснейшие для нас сведения о каждом из восемнадцати поселений, составлявших тогда Пустозерскую волость: когда образовано, где расположено, сколько в нем хозяйств и жителей, чем они занимаются, что примечательного имеется в той или иной деревне, или селе.

Самым крайним на севере поселком был тогда Андег, самым южным — Великовисочное. А между ними находились: Большая Нарыга, Малая Нарыга, Куя, Никитца, Макарово, Малая Сопка или Поженка, Большая Сопка, Бедовое, Ёкуша, Тельвиска, Оксино, Голубково, Устье, Пустозерский городок, Пылемское и Лабожское. Кроме того, как сказано в книге, «в двух верстах от селения Ёкуша на правой стороне шара лежит лесопильный завод шведской компании».

На территории Пустозерской волости имелось; около 520 хозяйств (дворов), в том числе 37 — ненецких, 4 — коми; жителей обоего пола до 2450 человек, в том числе 137 ненцев, 15 — коми.

Самой крупной по населению являлась Великая Виска (110 хозяйств; жителей: русских — 553, коми — 7, ненцев — 13); за нею шли — Оксино (346 душ), Лабожское (195), Никитца (175), Куя (137 душ), самыми мелкими—Малая Сопка (двора 2—3), Малая Нарыга и Голубково (по 8 дворов), Пылемское (11 хозяйств), Макарово (13).

Главным занятием жителей волости было рыболовство (им занималось 418 хозяйств), охотничий промысел (167), извоз (124 двора), прочие промыслы — 145 хозяйств. Кроме того, богатые жители Оксина и Великовисочного, Пустозерска, Никитцы, Устья, Большой Сопки — всего до 50-tи хозяйств — занимались оленеводством. Причем, у некоторых из них стада насчитывали до полутора тысяч оленей. Выпасали оленей, само собой, ненцы-батраки. До 20-ти хозяйств вели торговлю — «задатчину» — с ненцами.

Для своих нужд жители держали и домашний скот. Владение сенокосными участками носило почти повсеместно характер подворно-наследственный, то есть покосы разделу не подлежали. Но если какой-то двор вымирал, а близких родственников у него не имелось, пожня переходила в пользование деревни и отдавалась тем крестьянам, у которых своих пожен было мало.

Как видно из пояснения к деревне Большая Сопка, «первые поселенцы захватили пожней столько, сколько им было нужно. Эти пожни остались в подворно-наследственном владении их потомства. Так же поступал каждый, вновь поселившийся. Площадь увеличивается за счет расчисток». Но были и деревни, как Бедовое, где «сенокосные участки двадцать лет назад перевели из подворно-наследственного владения в общинное, стали уравниваться по числу душ в присутствии старосты». В самом конце девятнадцатого века было произведено уравнение пожен и в Оксине. Делалось это так: «каждый хозяин указывал сколько у него вытей, затем производился общий подсчет и полученная сумма делилась на число наличных душ. Норма равнялась — две выти на душу». Рыбные озера делились по числу душ.

Как делились рыболовные участки на реке Печоре, можно видеть на примере Тельвиски. При разделе водных угодий, говорится в книге, жители селения со­ставляют одну сотню с Ёкушей и Макаровом. Сотню разбивают на четверти по двадцать семь душ в каждой. Две четверти принадлежит Тельвиске, одна — Ёкуше, одна — Макарову. Каждая четверть (двадцать семь душ) получает в свое пользование одну из частей. Этими частями четверти ежегодно обмениваются, чередуясь между собой. Озера также подлежат разделу. С этой целью селение делится на две части: род Кожевиных и род Баниных. Все озера делятся пополам, и роды при пользовании чередуются еже­годно, каждый род ловит одним неводом. В неводе — двенадцать паев. Число озерных душ больше числа краснорыбных, так как селение дает души и пришлым на службу по выборам и за «проживание».

Как уже сказано, жители Макарова пользовались семужьими тонями в одной сотне с Ёкушей и Тельвиской, жители Малой и Большой Сопки при разделе водных угодий составляли одну сотню с Нарытой и Великой Виской, жители Устья — с Пустозерском. В одной сотне находились семужьи тони Пылемского, Лабожского, Сулы и Индиги.

Из промышленных заведений имелись: ледник для солки семги около Куи петербургской фирмы Язиковых и ледник для солки семги же в Великой Виске у Дитятева, здесь же и в Оксине — салотопни, кузницы — в Пустозерске и Великовисочном. В Куе, Пустозерске и Виске находились хлебные магазины, в Пустозерске, Виске и Никитце — винные лавки. Имелось также до двадцати мелочных частных лавок.

На территории волости насчитывалось шесть церквей (в Андеге, Куе, Тельвиске, Оксине, Великой Виске и Пустозерске), четыре школы (в Куе, Тельвиске, Оксине, Великой Виске). В Пустозерске размещалось волостное правление, в селении Пылемском — земская станция.

Таковы были достопримечательности нижнепечорских деревень в самом начале нашего века.

А вот какие сведения сообщаются в исследовании о времени

их образования, о первых поселенцах.

Андег, Большая Нарыга, Куя, Никитца и другие — существуют «с давних времен».

Малая Нарыга. «Селение основано семьдесят лет назад. Первым поселенцем был Семен Иванович Никонов из Большой Нарыги. За ним переселились еще четыре семейства».

Макарово. Приводится такое предание: «Лет двести — триста назад на Мокеевском шару (верст шесть выше этого места) находилось селение Мокеево. Но оно во время разлива было снесено водой, и одна часто жителей уехала в Большую и Малую Сопки, а другая основала Макарово. Фамилия первых поселенцев — Слезкины».

Малая Сопка или Поженка. «Первый поселенец — Иван Михайлович Чуклин, который переселился из Большой Сопки. Это был богатый оленевод, избрал новое место потому, что оно не заливается, близка пароходная пристань и близки олени (тундре)».

Екуша. «Коренными жителями считается здесь род Копытовых, которые поселились лет двести назад из Сопки».

Оксино. «Народное предание первым поселенцем считает какого-то (какую-то) Оксю, бежавшего (бежавшую) от какого-то притеснения. Одними из давних поселенцев считают Сумароковых».

Пустозерский городок. «Основан в 1499 году во время последнего похода московской дружины в Югорскую землю. Дружина срубила острог, и с этих пор он стал их опорным пунктом. Первыми поселенцами были московские дружинники, а затем здесь стали появляться и дворы мирных поселенцев».

Великовисочное. «Основано селение двести сорок лет назад, по преданию, беглым Григорием Виской». Но это — предание. А перепись 1565 года уже упо­минает Великую Виску, как одно из рыболовецких угодий пустозёрцев...

Вот мы и совершили с вами небольшую экскурсию в прошлое Нижне-Печорья. Надо ли говорить о тех огромных переменах, которые произошли здесь за гoды Советской власти! Не восемнадцать, а почти семьдесят населенных пунктов насчитывается ныне здесь, и в их числе — город Нарьян-Мар, базы оседания оленеводческих колхозов Хонгурей, Красное, Нельмин Нос, десятки рыбацких поселков:          Носовая, Дресвянка, Фариха, Тобседа. Помолодели и все старинные рыбацкие деревни и села. Иной давно стала жизнь нижнепечорцев. Вместо сотен индивидуалоных хозяйств — крупные колхозы, отделения Нарьян-Марской сельхозстанции. Вместо церквей, мелочных и винных лавок, салотопни, земской станции - широкая сеть школ, отделений связи, магазинов, клубных учреждений, телевизоры, киноустановки, радиоузлы, больницы, медпункты, детские ясли и детские сады, интернаты, ветеринарные участки, кpyпные молочнотоварные фермы, сотни самых разнообразных сельскохозяйственных и других машин и механизмов. Самолеты, вертолеты, аэросани, катера, «Ракеты», теплоходы. Да об этом и думать не могли жители наших селений семьдесят лет назад. Но все это - наша действительность, наш сегодняшний день. А завтрашний — в этом нет ни у кого сомнения — станет еще краше!

А. ТУНГУСОВ, краевед.

Вам понравился материал? Есть возможность поделиться ссылкой в сетях.
   
© ГБУК "Историко-культурный и ландшафтный музей- заповедник "Пустозерск