В 1627 году в Разрядном приказе (ведал служилыми людьми II военными делами Русского государства) по «государеву указу»- была доставлена «Книга Большому Чертежу», содержавшая карту «всему Московскому государству» и «городам, и полю, и рекам, и всяким полевым именным урочищам...». В нее вошли данные двух официальных источников: «Старого Чертежа», составленного «давно, при прежних государех», охватывавшего огромную территорию - от «Студеного моря» до «Черного моря» и от «Котлина озера» (Финского залива) до реки Оби, и «Нового Чертежа» «полю», составленного в 1627 году, который охватывал сравнительно узкую, но длинную территорию между левыми притоками Днепра и правыми притоками Дона. Данные того и другого списывались в Книгу непосредственно с Чертежей. Тем более, что «Старый Чертеж», являвшийся первой картой «всему Московскому государству», был «ветх, впредь по нем урочищ смотреть не мочно, избился весь и развалился». Этим, в частности, и была вызвана необходимость составления указанной книги.

Вот как она начинается:

«По государеву цареву и великого князя Михаила Федоровича всея России Указу сыскан в Розряде Старый Чертеж всему Московскому государству по все окрестные государства, и в том чертеже мера верстами, и мильми, и конскою ездой, сколько ехать днем... написано, и мера верстам положена».

Содержание карты также раскрывается во вступлении. Она охватывает территорию «от Студеного моря за западные стороны, от усть реки Тенуя, морским берегом к востоку до усть реки Кола, и от усть Кола морским берегом до Соловецкого завороту до усть реки Нивы; реки и колодези, и всякие признаки; и от усть реки Нивы на восток... до Сумского острогу и до усть реки Онеги; и от Онеги до усть реки Двины; и от Двины до усть реки Печеры, до Пустоозера, а от Пустоозера до усть реки Князковой и берегом Нарымским до реки до Оби, реки и всякие урочища; и за реку за Обь морским берегом до реки Таза и реки Пура до Мангазеи; и по Енисею реку; а на полуденную сторону от верха реки Тенуя на Двину реку по Полотск; и от Полотска по реку Березань и до Днепра реки...».

Но нас интересует прежде всего раздел книги «Роспись рекам поморским». Что знали составители Старого Чертежа о нашей территории? Как назывались тогда наши реки, речки и другие географические объекты? Оказывается, знали многое. Правда, иногда ошибались в указании расстояний, допускали и другие неточности. Но не в этом суть. Главное заключалось в том, что и наша отдаленная местность уже в XVI веке тоже была предметом пристального изучения и внимания. Все основные реки были уже известны и взяты на учет, как и острова, как и горы, не говоря уже о редких в этих краях поселениях. А потому, собранные в «Книге Большому Чертежу» сведения представляют для нас большой интерес.

Вот что мы находим в ней о нашей местности. (Далее я ци­тирую по изданию Ленинградского отделения института ис­тории Академии наук СССР, 1950 год):

«От устья Двины реки морским берегом на восток, которые пали в море, реки Мезень, Мгла, Несь, Яжма, Мытна, Торна, Салница, Тундряна, Собачья, Чоша, Голубица, Переспуск, Вижас, Вама, Снапица, Пеша, Малая Пеша, Решетельница, Лонга, Сия, Чорная, Васильева, Индега, Железная, Горностаи, Вельт, Колоколкова, Пешинца... Большого Камени вдоль до моря 230 верст река Индега течет поперек Камени горы, Меньшего камени, протоку тое горе 170 верст. Против острова Святого Носу на море остров Калгуев; а до Калгуева острова от морского берегу 120 верст; а из Калгуева острова текут в море три реки: Бугрянка, да река Вялимка, да река...

А вдоль по тому острову 100 верст, а поперек 50 верст...

...А река Печера потекла в море в ночь пятью устьи на 50 верстах. А на реке Печере на правом берегу, от моря 40 верст, город Пустоозеро, стоит на острову, обошло к реке озеро...». Заметим сразу: город Пустоозеро (так он тогда назывался) стоял не на острову, а на полуострове у озера Пустого. Из него вытекала в Пустозерский шар Пустозерская виска, которым он и был связан с Печорой. Из ша­ра же в озеро впадала речка Гнилка. Я потому делаю ука­занную оговорку, что неточ­ность эта повторена в работе академика М. Н. Тихомирова «Россия в XVI столетии», М., 1952 г. («В устье Печоры на острове стоял самый северный русский город XVI века Пустозерск».).

Но - читаем дальше:

«А от Пустоозеро 70 верст губа Болванская; а в тое губу морскую проливу пала речка... От тое губы 20 верст река Чор­ная да река Великая...

От Пустоозеро 150 верст пала в Печеру река Чилма, а течет Чилма от реки Мезени из озера, протоку Чилми 270 верст.

А в Чилму реку с левой стороны пала река Чирка, протоку Чирки 130 верст, а в Чирку пала река Рубиха. А выше Чилмы реки пала река Ижма... Протоку Ижме 220 верст, а Пижме реки протоку 350 верст.

А на усть Чилмы, с правой стороны Печеры реки, посад, на посаде погост Никола Чюдотворец.

А выше Ижмы реки, с правой стороны 70 верст, пала в Печеру река Уса. А вытекла Уса от верху Кары реки, от моря 70 верст. А в Усу реку сверху из Горы пала река Саба, протоку Собы реки 150 верст.

А в Собу реку, из Горы, пала речка Волочанка; протоку Волочанке 30 верст: а реки верху реки Усы до верху горы Князковой 150 верст, а промеж тех рек и реки Оби, и реки Пузги, самоядь кочевая »....

Сравнивая карту XVI века с современной, мы находим на ней без изменения названия большинства известных тогда объектов. Другие же несколько видоизменились. Скажем, река Чоша (ныне - Чеша), Голубица (Голубница), Вама (Ома), Решетельница (Пришатиница), Лонга (Волонга), Переспуск (Перепуск), Чилма (Цильма), Соба (Собь) и т. д. А некоторых на нынешней карте нет (Мытны, Салницы, Тундряной, Собачьей, Сии, Васильевой). Они, возможно, так малы, что не указываются, или сохранились в каких-то других названиях. Это тоже было бы интересно установить. Колоколкова - это, конечно, Колоколкова губа, как Горностаи - Горносталья губа. На восток от реки Чорной (Черной) упоминается река Великая (в сторону Варандея). Упоминается она и в Книге - платежнице 1574 года («тоня против Великие речки»). Но такой реки ныне на карте, вроде, нет.

Как видите, «Книга Большому Чертежу» поставила перед нами и ряд вопросов. Может быть, помогут нам ответить на них жители побережья, рыбаки, оленеводы, охотники?

Подробно перечисляет книга также «реки, которые в Двину пали», дорогу «от царствующе­го града Москвы» «к Архан­гельску городу», «к морской корабельной пристани», да «до­рогу в Сибирские горы», а так­же от Москвы на юг, к Черно­му морю.

«Книга Большому Чертежу» является официальным по своему происхождению памятником и содержит в себе свод географических и отчасти этнографических сведений о Руси века. Это - основной историко-географический источник той далекой эпохи, не потерявший своего научного и практического значения и в наше время. По нему мы можем судить о многом и, в частности, об уровне, которого достигли к веку наши далекие предки, в. своем познании, в своем изучении территории Русского государства, как и об ее освоении. Она дает представления и о путях, которыми пользовались они в походах и поездках на Север, в Сибирь, на юг. В частности, хорошо прослеживается по ней древний печорский «Чрезкаменный» путь за Урал, на Обь, которым пользовались московские государи, служилые и промышленные . люди. Она подтверждает также: в XVI веке уездный центр Пустоозеро (с XVII века - Пустозерск) действительно считался городом.

А. Тунгусов

Вам понравился материал? Есть возможность поделиться ссылкой в сетях.
   
© ГБУК "Историко-культурный и ландшафтный музей- заповедник "Пустозерск