Часто наши особенности лучше всего видны в сравнении. Жили несколько веков подряд рядом в 200 км друг от друга две группы русского населения Печоры: пустозерцы и устьцилёма.

У первых сложилось общинное владение краснорыбными тонями – все мужское население имело паи и ловило артелями, причем существовала очередность, когда хорошие и не очень тони переходили ежегодно от «сотни» к «сотне», так называли жителей двух-трех селений, объединявшихся для рыбной ловли. Такова была справедливость по-пустозерски. 

В Усть-Цильме сохранялась архаичная форма владения семужьями угодьями – захватная. Пай был у владельца лодки, который формировал артель, которая устремлялась к лучшей тоне. Если у одной тони их собиралось несколько, то договаривались уже на месте, поплави закидывали по очереди. И никто не мог сказать, что в этом году тебе нельзя ловить в этих угодьях. Это была справедливость по-устьцилёмски.

В любом случае и те, и другие отличались наличием внутренней свободы. О нижнепечорцах из отчета Северной научно-промысловой экспедиции 1921 года: "Материальная жизнь Печоры построена на железной необходимости труда. Надо работать, бороться, чтобы не умереть. Человек здесь не согбенный и прижатый к земле. Здесь человек смелый, открыто глядящий в глаза смерти, а не червь, ползущий во прахе к неизбежной могиле...". Вот такая поэтика отчетов 20-х годов XX века.

 

 

 

 

Вам понравился материал? Есть возможность поделиться ссылкой в сетях.
   
© ГБУК "Историко-культурный и ландшафтный музей- заповедник "Пустозерск